4.3 29 5

07/05/19,

16:06

О власти, долге и разочаровании — разбор событий 4 серии 8 сезона Game of Thrones

Третья серия «Игры престолов» была тяжелой для фанатов — слишком много смертей и кошмаров подготовили для зрителей добрейшие шоураннеры сериала. Но финал оказался соответствующим тому самому «горько-сладкому» обещанию, данному некогда Джорджем Мартином своим почитателям, и главное зло повержено, пусть высокой ценой. Да и мало кто, если честно, ожидал смерти Короля Ночи на полпути к финишу, ведь более очевидным казался расклад, где главный мертвец Вестероса сходится в финальной битве лишь в самом конце всех событий. А тут такой внезапный поворот, нарушивший приличное количество красиво выстроенных теорий. Но создатели Game of Thrones, похоже, не собираются баловать нас легко просчитываемыми событиями, и 4 серия финального сезона — яркое тому подтверждение.

Король Ночи пал, остальные фигуры продолжают свое движение по доске, разделяясь, объединяясь или меняя расцветку, чтобы выстроиться в новую партию, и возникает резонный вопрос: а кто же становится новым главным злодеем в новом матче? Практически весь основной набор ключевых персонажей сохранен, так что претендентов много, и варианты могут самые разные — сторонняя угроза исчезла, и теперь в каждом из героев начинает проявляться его истинная сущность. Гонка за Железный Трон продолжается, скорость событий увеличивается, а ставки растут.

Свободный трон

Осторожно! Дальше будут спойлеры!

О скорби и радости

Начало четвертой серии, получившей название «Последние из Старков», ожидаемо. Долгая ночь подошла к концу, и пришедший за ней день стал временем для скорби. Выжившие прощаются с погибшими, и эта сцена действительно жуткая — защитников осталась совсем небольшая горстка, маленькая и сиротливая на фоне стройных рядов гигантских погребальных костров. И хотя в этой ночной битве выжили почти все ключевые персонажи, в этот момент каждого из них ожидает своя боль прощания и свой последний долг перед погибшими.

Погребальные костры

Дейнерис горько оплакивает сира Джораха. Санса прощается с маленьким кракеном в серой волчьей шкурке и дарит ему на прощание символ Дома Старков, все же ставшего для него родным — заколку с волчьей головой. Для Арьи самой горькой потерей стал Беррик, до последнего вздоха защищавший ее в той битве. Джону пришлось посмотреть в лицо маленькой мертвой медведице, а Сэм снова оказался лицом к лицу с Эдом, выменявшим у смерти жизнь молодого мейстера на свою.

Джон произносит красивую прощальную речь, в которой называет погибших «щитами, что оберегают Царство людей» — как в тексте присяги Ночного Дозора, и факелы в руках живых делают свое дело. Винтерфелл окутывает густой дым множества погребальных костров, уравнявших лордов и леди Севера, простых крестьян, одичалых, дотракийцев и Безупречных.

Прощание с погибшими

Но мертвым костры, а живым — пир, и выжившие защитники Семи Королевств отправляются праздновать победу и восхвалять героев, освобождаясь от страхов и ужасов войны в компании вина, еды и женщин.

Разбираем вторую серию Game of Thrones: Санса и Теон — почему так эмоционально?

О надеждах и разочаровании

Сначала атмосфера в зале мрачная, но постепенно настроение у людей повышается, и живые просто радуются тому, что они живы, что они победили. И через какое-то время в главном зале Винтерфелла уже разворачивается глобальная попойка — масштабная, шумная, с веселыми байками, пересказами совместных сражений и похождений, драками и играми.

Во время праздничного пиршества происходит несколько интересных событий. Дейнерис делает мудрый ход и убирает возможную угрозу со стороны бастарда Баратеона. Королева драконов жалует Джендри Штормовой Предел, своей волей нарекая его законным сыном и наследником короля Роберта Баратеона. Хорошее решение — Дейнерис превращает потенциального соперника (или перспективную для противников марионетку) в преданного союзника, готового просто боготворить свою благодетельницу.

Пир в Винтерфелле

Дальше счастливый свалившимся на его голову счастьем Джендри тут же летит к Арье, чтобы сделать ей предложение, и получает очень даже предсказуемый отказ. Было бы странно, если бы маленький, но концентрированный ассасин, вышедший из стен Черно-белого дома, согласился превратиться в примерную жену, мать и вообще какую-то леди, но хороший мальчик Джендри о таком насыщенном прошлом своей подружки даже не подозревает, поэтому очень расстраивается.

Но Джендри в этот вечер не одинок в своей сердечной печали — здоровяк Тормунд тоже оказался за бортом в любовных делах. Веселый и пьяный великан-молочник пытается наконец-таки подступиться к женщине своей мечты, но выбирает не самый удачный момент — Бриенна как раз гордо уходит, возмущенная тем, что Тирион во время игры в вопросы и ответы вычислил, что она так и осталась невинной. Нет, ну кому же еще, как не Бесу, уметь сходу определять такие вещи? Но в итоге Джейме, грозно рыкнув на соперника, отправляется догонять своего ранимого рыцаря, а Тормунд-молочник обиженно уходит в обнимку с одной из прислужниц.

Еще один интересный разговор происходит между Псом и Сансой. Клиган удивляется, что Птичка, которая раньше боялась даже смотреть в его сторону, теперь без малейшего страха общается с ним и даже вот сама подсела за его стол. А еще высказывает сожаление, что давным-давно, еще до начала всех этих событий Санса побоялась с ним сбежать, и в итоге ей пришлось пройти через весь тот ужас, который случился в ее жизни. Но Санса парирует, что, если бы она тогда ушла, то так и осталась бы до сих пор той самой «Птичкой», зато теперь она стала собой — такой, какая она есть сейчас. А на вопрос Пса о том, что случилось с ее главным мучителем, Рамси, Санса с доброй улыбкой отвечает: «псы». Добрые каламбуры и ламповые посиделки старых друзей.

Санса и Пес

О ревности и почитании

Но чем больше люди расслабляются, тем меньше внимания уделяется главной виновнице торжества. Звучат тосты, северяне празднуют победу, а Дейнерис начинает потихоньку злиться, осознавая, что люди почему-то не горят желанием продолжать носить ее на руках, восхваляя исключительность и избранность своей королевы. Тормунд рассказывает благодарным слушателям о крутости воскрешенного Джона, слушатели прилежно восхищаются, Джон мило смущается, а Дени ревнует к чужому вниманию, обижается и злится. И вот тут симпатия верных фанатов беловолосой королевы получает первый пробный удар — слабенький, легкий, но все же. Обида на Джона, который посмел в этот вечер оказаться для окружающих северян важнее, чем она, великая и могучая. Обида на Тириона, беззаботно веселящегося в компании брата и Бриенны вместо того, чтобы преданно сидеть под боком у своей королевы. Обида на северян, хоть и признавших ее власть, но без особого фанатизма.

Посиделки в зале

Все это, конечно, не трансформировалось в знаменитое бешенство Таргариенов, но нехорошим звоночком все же стало. И что еще печальнее, все эти эмоции на лице Дейнерис были замечены, опознаны и проанализированы Варисом — Пауком, который всегда плетет свою паутину, но не для короля, а для страны. И, судя по печальной мордочке евнуха, увиденное ему не очень понравилось, и свои выводы он сделал.

Дейнерис почувствовала вкус власти, привыкла к ней, и теперь, когда Джон рассказал ей свой главный секрет, она видит в нем угрозу всем своим мечтам и идеалам, несмотря на их отношения и действительно искренние взаимные чувства. Любовь, конечно, штука хорошая, но мировое господство — это мировое господство. Что ж, идиллические мечты фанатов ИП о счастливом и безоблачном правлении двух обаятельных Таргариенов, похоже, начали осыпаться, как Белые ходоки в прошлой серии. Дейнерис не нужны равные отношения — ей нужно подчинение не только подданных, но и своего партнера. Только вторые роли, Джон, увы.

Дейнерис ловит момент, когда уставший и немножко пьяненький Джон остается один, и начинает мозговую обработку. Ее рассказы о мире, возможных смутах и междоусобицах сводятся к одной простой мысли: «никому не говори, что ты Таргариен, а то я потеряю трон». Кроме того, королева запрещает Джону рассказывать правду своим сестрам и ставит своему непонятливому возлюбленному ультиматум — он должен взять клятву с Брана и Сэма о том, что они никому никогда не расскажут, кем он на самом деле является, иначе они не смогут быть вместе, и никакой семьи у них не получится. Не самые лицеприятные высказывания, не самые красивые причины. Но еще печальнее то, что во время этого спича Дени так злится, что выглядит откровенно неприятно.

Дейнерис пилит Джона

То самое бешенство Таргариенов, спровоцированное расшатавшейся битвами и потерями психикой? Милой девочке с кукольным личиком и светлыми идеалами, с мечтами о мире без бед и рабства как-то не очень идет такое вот темное, злое бешенство, особенно если оно спровоцировано желанием любой ценой удержать еще даже не завоеванную власть.

О ценностях — семейных и государственных

Если бы в этой ситуации Джон поступил бы именно так, как потребовала от него любимая тетушка, то ладно. Если бы он прозрел и понял, что мадам излишне увлеклась идеей мирового господства, и поэтому решил бы поступить с точностью до наоборот, тоже был бы прогресс. Но нет. Джон растрепал правду своим сестрам просто из любви к искусству ради самой правды. Да, он, конечно, взял перед этим клятву с обеих сестер, что они никому не расскажут о том, что сейчас узнают, но… Джону надо было взять клятву о неразглашении с тех, кто уже знал, а не рассказывать остальным. Сэма с Браном, кстати, он ни в чем клясться не заставлял. Хороший план (нет).

Откровения Джона

Не удивительно, что Санса, которая не любит Дейнерис и очень любит Джона, сразу же нашла способ слить информацию в самые правильные и благодарные уши — Тириону Ланнистеру. Маленькая наивная Пташка действительно осталась далеко в прошлом, а вот новая Санса оказалась достойной ученицей Мизинца, показавшего ей силу правильно поданной информации. Очень милый, очень талантливый манипулятор. И вот уже спустя некоторое время Тирион с Варисом бодро обсуждают, кто будет лучшим правителем Семи Королевств, взвешивая королей, как мясо на рынке. Только вот если Тирион еще сомневается, хотя и как-то вяленько, то Варис, повидавший на своем веку не менее полдесятка королей и королев всех мастей, склоняется не в пользу начавшей съезжать с катушек королевы. Что тут сказать? Женщины, как известно, хорошо хранят секреты. Небольшими группами, человек по 10-15 😉

Варис и Тирион

Еще немного милых семейных взаимоотношений нам показали старые добрые Ланнистеры. Уютные посиделки братьев нарушил привет от их любящей сестрички — Бронн с очень знакомым арбалетом. Но даже знаменитые родственные чувства Ланнистеров не могут сравниться с искренней, чистой, возвышенной любовью Бронна к деньгам. Так что уже через пару минут, кувшин вина и один сломанный нос Тириона Бронн уходит в закат, обогатившись обещанием получить Хайгарден в единоличное пользование в награду за предательство Серсеи.

Бронн

О стратегии и боевой подготовке

Но главное зло повержено, и Дейнерис рвется в бой — ей очень хочется поскорее сесть на тот самый трон, который стал для нее, похоже, единственным смыслом жизни. Причем она спешит настолько, что ни советники, ни союзники, ни здравый смысл ей не указ — она готова тащить к столице истощенное, израненное войско, уменьшившееся за последнюю битву вдвое, если не больше, и раненных драконов. Так что Дени забирает драконов, часть войска грузит на корабли, а часть отправляет с Джоном в пеший поход к столице.

Что начинает сбываться: Фанатские теории о драконах в Game of Thrones

Дейнерис и Дрогон

Перед отъездом Джон прощается с Тормундом, решившим уходить со своими людьми обратно за Стену, Сэмом и Лилли, которая, кстати, оказывается снова беременной. Но не прощается с Призраком — израненным лютоволком, еще и потерявшим в бою с ходоками одно ушко. Кроме того, Джон просит Тормунда забрать белого лютоволка с собой за Стену — якобы «ему там будет лучше». В этой сцене Джон потерял часть симпатии своих фанатов. Преданный ему зверь, который всегда был с ним и самоотверженно сражался за своего глупого двуногого друга, который практически пошел на самоубийство в ту долгую ночь Винтерфелла — если у людей была валирийская сталь и драконье стекло против вихтов, то у Призрака были только его когти и клыки. И после всего этого «заберите его»? Джон, ты отвратителен.

Призрак

Но одного волка из Винтерфелла все же забрали. Точнее, волчицу — Пес поехал из замка в столицу вместе с Арьей. Сандор Клиган, похоже, решил выполнить свое давнее обещание и прибить-таки братца, немножко озомбившегося с легкой руки мейстера Квиберна, а Арья — закончить работу над своим списком дел. И если кто-то засомневался, что Арья успеет добраться до Серсеи раньше Дейнерис, то дальнейшие события эти опасения тут же развеяли. Такими темпами она может вообще не спешить — конкурентов в нелегком деле устранения Серсеи у нее становится все меньше.

Арья и Пес

Итак, флот Таргариенов плывет к Драконьему Камню, над ним парит королева, сидящая на более-менее целом Дрогоне, и потрепанный нежитью Рейгаль с рваными крылышками. И тут внезапный, как рояль в кустах, Эурон с баллистами. И сразу два вопроса к сценаристам. Во-первых, как Дейнерис, у которой, по логике, должен быть прекрасный обзор с воздуха, не заметила далеко не маленький флот? Во-вторых, как стрелки смогли нашпиговать летящего в воздухе дракона с не таких уж и точных баллист, стоящих на палубах кораблей? Им явно не помешали ни качка парусников, ни подвижность летящей цели. Самонаводящиеся болты? Магия мейстера Квиберна? Слишком высокие расходы на отрисовку целых двух драконов? Но итог в любом случае печальный: если более проворный Дрогон смог уйти от обстрела и унес Дейнерис, то Рейгаль погиб, а флот Таргариенов серьезно потрепали все теми же баллистами. И Миссандея, которую Серый Червь пытался отправить с подбитого корабля на лодке, попадает в плен к Серсее. А почему такой крутой Эурон не стал добивать выживших?

Флот Дейнерис

Разве драконы не должны быть практически неуязвимыми? Эйгон Завоеватель, имевший на балансе двух жен-сестер и трех драконов, смог захватить все Семь Королевств. А Дейнерис с тремя крылатыми ящерами, возлюбленным племянником и целым штатом советников всех рангов и мастей умудряется терять и драконов, и союзников просто одного за другим. Что тут сказать? Если Арья не повторит в последний момент свой коронный фокус с кинжалом или не придумает что-то не менее действенное, то перспективы получаются не самые радужные.

О правителях и их приближенных

Эурон, довольный, как тот самый слон, о котором горько сожалела Серсея, возвращается к своей королеве с благой вестью об убитом драконе и потрепанных кораблях Дейнерис, и даже привозит ей подарок — закованную в цепи Миссандею. И получает ответную благую весть о будущем «отцовстве». Серсея делает то, что у нее получается не хуже интриг — убеждает своего мужчину, что ребенок от него, так что кракен рад и счастлив. Но и об интригах с политикой она тоже не забывает, поэтому врата Красного Замка открыты для всех людей, которые хотят укрыться от «злой и коварной узурпаторши Дейнерис» под защитой милосердной королевы Серсеи. Прекрасный ход — и бонус к репутации, и живой щит из мирных жителей, которых так ценит Дейнерис.

Серсея и Эурон

Но почтовые вороны в Вестеросе летают быстро, так что леди Винтерфелла уже успела получить письмо о гибели Рейгаля, пленении Миссандеи, потери части войска и флота. И поделиться этими новостями с Бриенной и Джейме. И даже выразить сожаление, что не сможет, похоже, увидеть, как казнят Серсею. В итоге впечатленный этим всем Ланнистер среди ночи срывается в Королевскую Гавань — то ли помогать сестре, то ли выполнить, наконец-таки, это чертово пророчество. Рыдающая Бриенна явно поверила в первый вариант событий, но большинство фанатов, затаив дыхание, все еще ждет развития сюжета по второму сценарию.

А вот существенно пощипанная Дейнерис рвет и мечет в Драконьем Камне. Советники с трудом, но пока еще удерживают юную королеву от самых масштабных ошибок, так что она все же соглашается на попытку переговоров — все равно большая часть армии под предводительством Джона еще не успела подтянуться. Тирион и Варис смогли хотя бы временно отговорить ее от идеи устроить в Королевской Гавани большую резню, на что как раз очень рассчитывает Серсея — для нее такое проявление бессмысленной жестокости Дени было бы как раз очень выгодным.

Смерть Миссандеи

Но переговоры не задались. Обе королевы предложили друг другу сдаться и немножко поплевались ядом. Тирион, которого жизнь, похоже, все же ничему не учит, попытался достучаться до остатков доброты и сердечности сестры. Но что бы не говорили о сентиментальности беременных женщин, с Серсеей этот фокус не прошел, и Миссандея, крикнув свое последнее «Дракарис!», по частям отправилась в свободный полет с замковой стены.

Дейнерис уходит с переговоров

Ценность Тириона, как советника, переговорщика и вообще полезного союзника снизилась, а градус тихого бешенства Дейнерис повысился. Интересно, что будет дальше — знаменитая ярость и священная месть или же фамильное безумие Таргариенов?

Заглядывай в Telegram-канал Comfy почаще, и ты не пропустишь ни одной интересной новости о своем любимом сериале!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

Подпишитесь!

Читайте также:

Подпишитесь на рассылку!

Не беспокойтесь, мы не спамим :-)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: